Национализация статья гк

Бархатная национализация – Журнал

Национализация статья гк

       Госдума готовится обсуждать один из самых трепетных вопросов российского законодательства — проект закона о национализации имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц. Депутатами уже подготовлено семь законопроектов на эту тему. Свой законопроект есть и у правительства, и он вот-вот будет внесен в Думу.

Попробуем разобраться, что грозит собственникам.
       Слово “национализация” в России вгоняет любого собственника в состояние тревоги и паники. Однако то, что ему подсказывает историческая память, не имеет к национализации ни малейшего отношения.

Это называется конфискацией, реквизицией или экспроприацией и относится не к национализации, а к вопросам революционной целесообразности. В рыночной экономике национализация проводится с выкупом имущества у собственника. При этом есть два подхода.

Первый — принудительный выкуп государством у собственника имущества для выполнения государством определенных функций. Например, государству надо построить какой-нибудь военный объект для обеспечения обороноспособности страны, продукция какого-либо предприятия становится стратегически важной и т. д.

Второй подход — это перевод в госсобственность целых отраслей для их реорганизации и снятия социальной напряженности. Это как раз то, что делала Маргарет Тэтчер в Великобритании с угольной отраслью.        

Национализация, как она есть

       Общемировым подходам к национализации из восьми законопроектов в большей мере соответствуют два: разработанный депутатом от СПС Григорием Томчиным и правительственный, разработанный Мингосимуществом. Их концепции и структура почти во всем совпадают. Рассмотрим тот, который уже внесен в Думу и к тому же выглядит более подробным,— законопроект Томчина. Этот законопроект — так же как, и правительственный вариант — придерживается в основном первого подхода к национализации. Речь идет о национализации предприятий, продукция которых имеет стратегическое значение для обеспечения обороны и безопасности государства.        Как это предлагается делать? Сначала правительство издает постановление о начале процедуры национализации. Там должны быть указаны цель и обоснование необходимости национализации данного объекта, сведения о национализируемом имуществе и состав комиссии по национализации данного объекта.        Созданная комиссия проверяет обоснованность национализации и наличие денег в бюджете для выкупа. Она анализирует всю отчетность предприятия и выявляет всех лиц, права которых может затронуть решение о национализации. Затем комиссия проводит конкурс среди оценщиков (оценщик по концепции законопроекта должен быть независимым), а после оценки определяет сроки и порядок национализации и выплаты стоимости национализируемого имущества и убытков.        Следующая стадия — непосредственно законодательная. На базе материалов комиссии правительство готовит законопроект о национализации данного объекта и вносит его в Думу. Дальше дело за законодателями. Вот, собственно, и вся процедура. Если Дума и Совет федерации принимают закон, а президент его подписывает, имущество становится государственным. На его базе должно быть образовано казенное предприятие.        

Национализация на благо собственника

       Автор законопроекта позаботился о собственнике. Он может обжаловать в суде решения правительства и закон о национализации его имущества. По его требованию должна быть проведена повторная оценка стоимости имущества. Собственник имеет право на возмещение убытков, причиненных самим объявлением о национализации его имущества, если правительство вдруг передумает проводить национализацию или если Дума не примет соответствующий закон.        Проект страхует собственника и от рвения законодателей. Депутаты не могут менять в законе о национализации имущества размер компенсации собственнику. Собственник защищен также от произвола чиновников. Прямо как по Ильфу и Петрову: утром деньги — вечером стулья. Государство должно отдать деньги до момента перехода к государству права собственности на имущество, и при этом никаких рассрочек! Собственник имеет и еще одно важное право: в течение десяти лет он и его наследники или правопреемники имеют преимущественное право приобретения этого имущества, если правительство вновь примет решение о его приватизации.        Но есть и ущемления собственника в правах. После выхода постановления правительства о начале процедуры национализации он не имеет права реорганизовывать предприятие, сокращать численность работников, совершать сделки с недвижимым имуществом, получать кредиты, осуществлять эмиссию ценных бумаг, а также совершать сделки стоимостью более 5% балансовой стоимости активов предприятия, за исключением сделок, необходимых для хозяйственной деятельности.        В законопроекте, кстати, учитываются и права кредиторов. Предприятие не может быть национализировано, если в отношении него возбуждено дело о банкротстве или уже принято решение о признании его банкротом. Это сделано для того, чтобы государство не могло изымать собственность у кредиторов. Ведь всегда может найтись недобросовестный банкрот, который добьется национализации своего имущества, чтобы уйти от долгов, тем более что потом за ним сохраняется преимущественное право выкупа этого имущества у государства.        

Революционная национализация

       Наряду с законопроектами, предлагающими установить в России общемировые принципы национализации, в Думе есть два законопроекта (впрочем, не внесенных официально), придерживающихся революционных концепций. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский предлагает проводить национализацию как раз в форме реквизиции или конфискации. Это неоригинально. Вероятно, Владимир Вольфович, разрабатывая такой закон, был в состоянии революционного запала.        А вот законопроект депутата Адриана Пузановского представляет собой более оригинальный вариант революционного подхода к национализации. Пузановский не предлагает реквизиций или конфискаций, но зато считает, что проводить национализацию надо в случаях, когда это необходимо, чтобы защитить в стране стабильность и порядок, предотвратить угрозу общепринятым ценностям христианской морали, содействовать повышению уровня занятости. В общем, получается, что национализировать, пусть и небезвозмездно, можно все что угодно — в зависимости от политической конъюнктуры. При этом нарушаются права кредиторов и собственников. Пузановский предлагает национализировать банкротов с переводом обязательств на государство. Чем это грозит, описано выше. Собственнику предлагается годовая рассрочка выплат. Наконец, Пузановский предлагает подключить Думу к оценке возмещения собственнику — в отличие от правительства и депутата Томчина, которые считают, что депутатов надо держать от этого процесса как можно дальше.        В Думе, скорее всего, революционный подход к национализации не победит. Будет принят уже внесенный законопроект Томчина или правительственный вариант. Либо Дума разработает еще один проект на основе этих двух. В этом случае иностранные и российские инвесторы могут спать спокойно: национализация будет проводиться в редких случаях, и все убытки будут компенсированы. ИРИНА ГРАНИК        

История вопроса

       Закон о национализации, или “Об обращении имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, в собственность РФ”, должен быть принят в соответствии с Конституцией и Гражданским кодексом. Статья 55 Конституции гласит, что права и свободы гражданина могут быть ограничены федеральным законом (в том числе в целях обеспечения обороны и безопасности страны), но только в той мере, в какой это необходимо. Статья 235 ГК говорит о том, что национализация производится на основании федерального закона с возмещением собственнику стоимости имущества и других убытков. Впервые соответствующий Конституции и ГК законопроект был внесен в Думу в 1994 году депутатом от “Выбора России” Думы первого созыва Григорием Томчиным (в этом году, будучи депутатом от СПС, он “обновил” свой законопроект). Через некоторое время появились противоречащие Конституции и ГК законопроекты представителей КПРФ и ЛДПР, превращавшие национализацию в элементарную конфискацию имущества. Затем появился менее радикальный проект, написанный депутатом-одномандатником Адрианом Пузановским. Следующим был законопроект депутата от “Яблока” Ивана Грачева, который во многом совпадал с проектом “Выбора России”. Все эти законопроекты так и не были рассмотрены Думой. Но в этом году, по всей вероятности, депутаты доберутся до вопроса о национализации. Тем более что правительство решило представить в Думу свой законопроект на эту тему.        

Цитата

       Из проекта закона “Об обращении имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, в собственность Российской Федерации”, внесенного депутатом Григорием Томчиным.        Статья 4. Имущество, в отношении которого может быть принято решение о национализации        1. Решение о национализации может быть принято исключительно в отношении предприятия как имущественного комплекса, продукция (товары или услуги) которого имеет стратегическое значение для обеспечения обороны и национальной безопасности Российской Федерации (далее — предприятие или имущество).        2. Решение о национализации может быть принято в отношении предприятия, расположенного на территории Российской Федерации и принадлежащего юридическому лицу, государственная регистрация которого осуществлена на территории Российской Федерации, или гражданину, зарегистрированному в качестве индивидуального предпринимателя на территории Российской Федерации.        3. Не допускается национализация имущества лица, в отношении которого возбуждено производство по делу о банкротстве или принято решение о признании данного лица банкротом.        

Владимир Жириновский, вице-спикер Госдумы:

       Под национализацией понимается изъятие в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и физических лиц.        Национализация может проводиться в форме реквизиции или конфискации.        Вопрос о национализации имущества ставится на рассмотрение в случаях, когда владение, распоряжение и пользование этим имуществом собственником наносит ущерб государственной, общественной и личной безопасности граждан или приводит к нарушению конституционных прав граждан.        Основанием для возбуждения дела о национализации является заявление гражданина или группы граждан о нанесении им вреда вследствие невыполнения юридическим или физическим лицом своих обязанностей по осуществлению прав собственности или бесхозяйственного отношения к имуществу.        В случае возбуждения дела о национализации имущества оно подлежит безусловному административному аресту.        Вопрос о приватизации национализированного имущества не может быть поставлен ранее чем через пять лет после принятия решения о национализации.        

Адриан Пузановский, член комитета по экономической политике Госдумы:

       Национализация имущества осуществляется на возмездной основе. Имущество может стать объектом национализации, когда его закрепление в госсобственности обеспечивает более эффективную и более высокую степень надежности защиты интересов национальной безопасности или более устойчивый экономический рост, или содействует повышению уровня занятости, или позволяет осуществить быструю и эффективную модернизацию производства, имеющего существенное значение для экономической безопасности, или если имущество используется в такой форме, которая бросает вызов политической стабильности и правопорядку, подрывает основы демократического правового государства или которая несет в себе угрозы общепринятым ценностям гуманистической христианской морали и здоровью человека.        Дума может создать комиссию независимых экспертов для уточнения размера возмещения.        Выплата возмещения до 10 млрд рублей производится единовременно; выплата возмещения свыше 10 млрд рублей производится равными долями поквартально в течение года.        

Григорий Томчин, заместитель председателя комитета по собственности Госдумы:

       Национализация имущества может быть осуществлена только на основании отдельного федерального закона о национализации конкретного имущества исключительно в целях обеспечения обороны и национальной безопасности Российской Федерации.        Национализация является исключительным случаем отчуждения имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, и может быть осуществлена только после полного исчерпания всех возможных случаев отчуждения имущества, предусмотренных законодательством РФ.        Национализация должна осуществляться при соблюдении гласности процедуры.        Национализация имущества может быть осуществлена только при условии предварительного и равноценного возмещения государством стоимости имущества и других убытков.        Защита прав собственника национализируемого имущества осуществляется судом в установленном законом порядке.        Собственник национализируемого имущества вправе инициировать согласительные процедуры, предусмотренные законом о национализации.        

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/17974

AZ-libr.ру

Национализация статья гк

К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,
ЧАСТИ ПЕРВОЙ

Статья 235. Основания прекращения права собственности        1.

Право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от правасобственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.        2.

Принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производятся:

       1) обращение взыскания на имущество по обязательствам (статья 237);

       2) отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу (статья 238);
       3) отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка (статья 239);
       4) выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, домашних животных (статьи 240 и 241);
       5) реквизиция (статья 242);
       6) конфискация (статья 243);
       7) отчуждение имущества в случаях, предусмотренных пунктом 4 статьи 252, пунктом 2 статьи 272, статьями 282, 285, 293 настоящего Кодекса.        По решению собственника в порядке, предусмотренном законами о приватизации, имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, отчуждается в собственность граждан и юридических лиц.

       Обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном статьей 306 настоящего Кодекса.

комм. Рубанов А.А.

       1. Пункт 1 комментируемой статьи содержит четыре правовые нормы.        Первая предусматривает, что право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам.

Поскольку речь идет об отчуждении имущества самим собственником ГК имеет в виду заключение им договоров, в силу которых другая сторона приобретает право собственности. Основным среди таких договоров является договор купли-продажи.

       Комментируемое правило противоречит ст.491 ГК, регулирующей этот договор.

Эта статья устанавливает, что в данном договоре происходит переход к покупателю права собственности. Переход же права исключает его прекращение.

       Вторая норма устанавливает, что право собственности прекращается при отказе собственника от права собственности. Это правило без необходимости дублирует следующую статью ГК, которая гораздо более детально регулирует этот случай.        Завершается п.1 отсылочной нормой, которая носит общий характер и касается иных случаев, установленных законом. Такие случаи действительно имеются. В то же время эта норма вводит наряду с понятием прекращения права собственности новое понятие утраты права собственности, устанавливая, что «право собственности прекращается… при утрате права собственности на имущество». Но она не указывает, чем отличаются друг от друга прекращение и утрата.        2. Еще более существенные проблемы возникают в связи с четвертой нормой, содержащейся в п.1, а именно с правилом о том,что «право собственности прекращается при… гибели или уничтожении имущества».        Здесь ГК столкнулся с общей проблемой о связи между физическим существование вещи и правом собственности на нее. Комментируемая норма устанавливает, что изменения в физическом существовании вещи, которые она определяет как «гибель» и как «уничтожение», влекут за собой прекращение права собственности.

Оба эти понятия разделены в ГК союзом «или», что означает их противопоставление. В других своих статьях ГК редко говорит о гибели вещи (например, в п.1 ст.352). Гораздо чаще используется понятие «случайной гибели» (ст. 595, 600, 696, 742).

Это позволяет сделать вывод, что в комментируемой статье «уничтожение имущества» представляет собой результат целенаправленного действия третьих лиц (или самого собственника), в то время как гибель является следствием случая.

       3. Рассматриваемая норма п.1 относится к имуществу. Статья 130 ГК проводит различие между движимым и недвижимым имуществом. Согласно тексту комментируемой нормы, она распространяется как на движимое имущество, так и на недвижимость.
       Касаясь ее применения к движимому имуществу, отметим, что она не является единственным правилом ГК, решающим вопрос о связи между изменением в физическом существовании вещи и правом собственности. Один из этих вопросов решен п.1 ст.218, установившим, что лицо, изготовившее новую вещь, приобретает право собственности на нее. При таком изготовлении происходят изменения в физическом существовании других вещей. Еще одно правило для этой области предусматривает ст.220 «Переработка».
       Комментируемое правило соответствует п.1. ст.218 ГК в принципиально важном отношении. Как уже отмечалось, названная статья не определяет момент возникновения права собственности на новую вещь (см. коммент. к ст.218). Она исходит из того, что право собственности на такую вещь возникает в тот момент, когда вещь становится отдельным предметом материального мира. Соответственно, право собственности на движимую вещь прекращается, когда она перестает физически существовать, в том числе в результате обстоятельств, которые ГК квалифицирует как гибель или уничтожение.
       4. Приходится, однако, признать, что такой гармонии не существует в области недвижимости. Комментируемая статья противоречит ст.219 ГК, которая устанавливает, что право собственности на вновь создаваемую недвижимость, подлежащую государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации. Из п.1 ст.235 следует, что право собственности на такое имущество прекращается при его гибели или уничтожении, несмотря на то, что оно возникло в момент государственной регистрации.
       Существуют законы, которые обеспечивают применение ст.219 ГК вопреки комментируемой норме. Подчеркнем, что они касаются прежде всего таких недвижимых вещей, которые чаще всего подвергаются риску гибели или уничтожения.        На первом месте следует назвать воздушное судно. ВК устанавливает, что «потерпевшее бедствие воздушное судно подлежит немедленному спасанию» (п.3 ст.86). При этом потерпевшим бедствие признается и такое воздушное судно, которое «получило в результате падения серьезное повреждение либо полностью разрушенное» (п.2 ст.86). Целый ряд положений ВК исходит из того, что право собственности на такое воздушное судно продолжает существовать. В частности, предусматривается обязанность принять неотложные меры по охране такого воздушного судна (п.3 ст.89). Гражданские и юридические лица обязаны принимать все возможные меры «по обеспечению сохранности потерпевшего бедствие воздушного судна, его составных частей, обломков» (п.1 ст.97). ВК не пользуется понятиями гибели или уничтожения применительно к воздушному судну. В нем есть понятие лишь о пропавшем без вести воздушном судне. Им признается потерпевшее бедствие воздушное судно, поиск которого официально прекращен (п.3 ст.94).

       Решение о прекращении поиска выносит тот же орган, который осуществляет государственную регистрацию гражданских воздушных судов. Однако и такое официальное решение не влечет прекращение права собственности на соответствующее воздушное судно.

Федеральные авиационные правила поиска и спасения в государственной авиации, утвержденные постановлением Правительства РФ от 06.02.2003 №65 {СЗ РФ. 2003. №6. Ст.527.

}, устанавливают: «Поиск пропавшего без вести воздушного судна возобновляется немедленно при получении любых новых сведений о месте его нахождения независимо от времени, прошедшего с момента прекращения поиска» (п.37).

       Другим объектом недвижимости, подвергающимся риску того, что ГК называет гибелью или уничтожением, является морское судно. КТМ также содержит правила, кардинально отличающиеся от комментируемой нормы п.1.        КТМ регулирует последствия гибели судна. Однако в отличие от ГК он различает две разновидности гибели судна: гибель и конструктивную гибель (ст.47). Первая иногда именуется полной фактической гибелью (п.1 ст.278). Поврежденное судно считается конструктивно погибшим, если судно не может быть восстановлено ни в том месте, где судно находится, ни в любом другом месте, в которое судно может быть доставлено, а также если ремонт судна экономически нецелесообразен (ст.49). В подобном случае КТМ применяет также понятие полной конструктивной гибели (п.1 ст.278). Предусматривается, что из реестра исключается как погибшее судно, так и конструктивно погибшее (ст.47). Кроме того, из реестра исключается также судно, пропавшее без вести. Им признается судно, если от него не поступило никакого известия в течение срока, установленного КТМ (ст.48).

       С другой стороны, согласно КТМ сам факт погружения судна на морское дно не прекращает права собственности на него. Он лишь превращает его в разновидность затонувшего в море имущества (см. коммент. к ст.225).

       Третьим объектом недвижимости, подверженным риску физических изменений, которые с точки зрения комментируемой статьи могли бы признаваться его гибелью или уничтожением, является речное судно. КВВТ, однако, устанавливает правила, очень близкие к нормам КТМ и потому столь же радикально отличающиеся от комментируемой нормы ГК.        КВВТ также различает гибель судна и конструктивную гибель (п.1 ст.21). Известно ему и пропавшее без вести судно. КВВТ признает, что потерпевшие крушения суда, оборудование и другие предметы, независимо от того, находятся ли они под водой, опустились ли на дно, либо выброшены на мелководье или берег, являются затонувшим имуществом (п.2 ст.45). Изменения, наступившие с этим имуществом, не прекращают право собственности: собственнику дано право истребовать его (ст.50).        Последним недвижимым имуществом, подвергающимся риску наступления обстоятельств, признаваемых комментируемой статьей ГК гибелью или уничтожением, является космический объект.        К космическому объекту также не применяется комментируемая норма, но по другим юридическим основаниям.        ГК устанавливает, что если международным договором РФ предусмотрены иные правила, чем те, которые содержатся в гражданском законодательстве, то применяются правила международного договора (ст.7). Имеются международные договоры, устанавливающие, что физический распад космического объекта на части, т.е. изменение, квалифицируемое ГК как его гибель или уничтожение, не прекращает прав собственности. Первым из них является Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела от 27 января 1967г. Он устанавливает, что право собственности остается незатронутым во все время нахождения в космическом пространстве или на небесном теле по возвращении на Землю, не только на сами космические объекты, но «и на их составные части» (ст.VIII). Другим международным договором, устанавливающим существование права собственности на части космического объекта, является Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство, от 22 апреля 1968г. Оно устанавливает, что каждое государство, на территории которого обнаружены составные части космического объекта, должно принимать меры для спасения этих составных частей (п.2 ст.5). Кроме того, такие составные части космических объектов возвращаются государству, осуществившему запуск соответствующего космического объекта (п.3 ст.5).        По этим основаниям физические изменения в космическом объекте, которые комментируемой статьей рассматриваются как его гибель (или уничтожение), не прекращают права собственности.        5. Последний абзац п.2 комментируемой статьи противоречит Конституции.

       Этот абзац п.2 совместно со ст.

306 ГК, к которой он отсылает, предусматривает, что в случае обращения имущества граждан и юридических лиц в государственную собственность должны возмещаться убытки, причиненные собственнику в результате принятия соответствующего акта, в том числе стоимость имущества.

Тем самым ГК предусматривает, что сначала должен быть принят акт, прекращающий право собственности, после этого должны возникнуть убытки, причиненные собственнику, и лишь после этого у государства возникает обязанность возместить эти убытки (включая стоимость имущества).

       Названные нормы ГК противоречат п.3 ст.35 Конституции, который устанавливает: «Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения». Согласно Конституции, следовательно, возмещение подлежит выплате предварительно, т.е. до издания акта, предусматривающего принудительное отчуждение имущества. Конституция не предусматривает возмещения убытков и, естественно, не требует наличия причинной связи между актом, предусматривающим принудительное отчуждение, и убытками. Она, повторим это, предусматривает предварительное возмещение.        Противоречие между последним абзацем п.2 комментируемой статьи, а также ст.306 ГК, с одной стороны, и п.3 ст.35 Конституции, с другой стороны, разрешается п.1 ст.15 Конституции, который устанавливает: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации.

Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». Поскольку последний абзац п.2 комментируемой статьи, а также ст.306 ГК противоречат п.3 ст.35 Конституции, имеющему прямое действие, названные нормы ГК не подлежат применению.

Отношения, возникающие в связи с принудительным отчуждением имущества для государственных нужд, регулируются исключительно п.3 ст.35 Конституции.

Источник: http://az-libr.ru/Law/Civil/ru/GK2004Abova/gk0235.shtml

Национализация собственности иностранных инвесторов

Национализация статья гк

Пономарева, А. В. Национализация собственности иностранных инвесторов / А. В. Пономарева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 9 (247). — С. 38-40. — URL: https://moluch.ru/archive/247/56898/ (дата обращения: 24.10.2020).



В статье рассматривается понятийный аппарат, который характеризует меры принудительного изъятия собственности иностранных инвесторов, дается разграничение основных понятий. Также обозначаются основные проблемы национализации, такие как проблема выплат справедливой и равноценной компенсации и проблема косвенной национализации собственности иностранных инвесторов.

Ключевые слова: экспроприация, национализация, реквизиция, конфискация, изъятие, иностранные инвестиции, компенсация, косвенная национализация.

На сегодняшний день проблема изъятия имущества иностранных инвесторов является очень важной, и ее решение имеет большое значение.

Для повышения инвестиционной привлекательности государству необходимо предоставлять иностранным инвесторам все необходимые условия для осуществления инвестиционной деятельности.

При этом одним из основных условий является предоставление правовых гарантий иностранным участникам инвестиционной деятельности. Гарантии от использования принудительных мер являются одними из самых ключевых.

Одной из таких мер и является изъятие иностранных инвестиций.

Рассматривая изъятие собственности иностранных инвесторов, следует отличать такие термины как «экспроприация», «реквизиция», «конфискация» и «национализация».

Слово «экспроприация» переводится с английского языка как отчуждение, лишение права собственности, конфискация (имущества), оно чаще всего используется в западных источниках.

Экспроприация, по мнению американских юристов это «изъятие принимающим инвестиции государством собственности инвестора под предлогом общественных интересов».

В основном под экспроприацией подразумевается принудительное отчуждение иностранных капиталов из определенных сфер производства, таких как нефтедобыча, страховая и банковская отрасль, горнорудная промышленность, с целью осуществления социально-экономических преобразований.

Реквизицию можно рассмотреть, как принудительную меру по изъятию собственности в государственных или социальных целях с условием выплаты владельцу компенсации. Согласно законодательству, реквизиция должна нести кратковременный характер.

В статье 242 ГК РФ дается следующее разъяснение реквизиции: «в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер имущество в интересах общества по решению государственных органов может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества». [2] С точки зрения российского законодательства, конфискации свойственно особое юридическое значение. Она используется как мера за осуществление преступления или иного правонарушения.

В предусмотренных законодательством случаях суд общей юрисдикции, арбитражный суд или другой государственный орган принимает решение о безвозмездном изъятии имущества.

Конфискация может быть применена как санкция административной или гражданской ответственности.

Самой рискованной формой изъятия собственности иностранных инвесторов считается национализация, которая является одной из наиболее существенных проблем инвестиционного права.

А.Б Борисов дает следующее определение «национализации»: «национализация (фр., англ. nationalization) — общая мера государства по осуществлению социально- экономических изменений, в силу которой имущество, находящееся в частной собственности, передается в собственность государства (за выкуп или без выкупа); одно из оснований прекращения права собственности» [4].

В.А Трапезников и И.

З Фархутдинов рассматривают национализацию как: «законный государственно-властный акт, состоящий в принудительном прекращении права частной собственности на определенные имущественные комплексы и (или) права частного участия в делах и капиталах организации и возникновении права собственности на это имущество (право участия в делах и капиталах) у государства с целью обеспечения государством функциональности соответствующего вектора экономической системы в экстремальных условиях (революции, войны, кризиса и. т.п.)» [5].

Обращаясь к истории, следует отметить, что именно в Советском Союзе стало использоваться определение «национализация», а вследствие самой процедуры национализации были отчуждены в пользу государства крупные предприятия в стране, и, в том числе, принадлежащие иностранным инвесторам.

Однако данный термин был введен в гражданское законодательство не так давно. В соответствии со ст.

235 ГК РФ национализация определяется как «обращение в государственную собственность имущества, состоящих в собственности физических и юридических лиц (национализация), которое производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном статьей 306 настоящего Кодекса» [2].

Согласно Конституции РФ «национализация любого имущества допустима только путем издания индивидуально определенного акта о принудительном изъятии конкретного имущества органом государственной исполнительной власти» [1].

Считается, что национализация как принудительный акт не подлежит оспариванию в судебном порядке.

Важным является то, что любая национализация должна сопровождаться справедливой и равноценной компенсацией, притом на предварительной основе.

Следовательно, понятия «экспроприация» и «национализация» логично считать равноценными, но значения «реквизиции» и «конфискации» отличны от остальных терминов.

При реквизиции изъятие имущества осуществляется «в случае эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер: в интересах общества по решению государственных органов: в порядке и на условиях, установленных законом», а в случае конфискации, термин используется для обозначения нелегальной национализации или восстановления нарушенных имущественных прав.

Тут хотелось бы остановиться на основной проблеме национализации собственности иностранных инвесторов, которая заключается в выплате справедливой и равноценной компенсации.

Изъятие имущества приводит к существенным, а то и невозмещаемым убыткам, поэтому иностранные инвесторы должны быть уверены в том, что сумма потерь будет компенсирована своевременно и в достаточной мере, чтобы возможно было определить степень риска с самого начала осуществления инвестиций.

Многие страны-реципиенты выступают за то, что вопросы имущества иностранных инвесторов должны находиться под юрисдикцией национального законодательства, которое может допускать изъятие собственности иностранных инвесторов, компенсация которой составляет ниже уровня рыночной цены. Однако судебная практика в большей степени склоняется в пользу выплат в качестве компенсации по рыночной стоимости.

Соответственно, возможны нарушения гарантий иностранных инвесторов, обусловленные двусторонними соглашениями, например, в Соглашении между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Сингапур о поощрении и взаимной защите капиталовложений обуславливается, что ни одна сторона не должна подвергать экспроприации капитальные вложения инвесторов, кроме случаев, когда подобные меры несут общественное благо, при этом не дискриминируя ни одного из субъектов правоотношений, и осуществляются с условием выплаты компенсации [3].

И. З. Фархутдинов выделяет скрытую или косвенную национализацию, которая выражается в ряду недоброжелательный акций, в результате которых инвестор теряет свою собственность.

Мероприятиями косвенной национализации можно считать увеличение налогов, экспортно-импортные ограничения, вмешательство в ценовую политику, наложение ареста на банковские счета, контроль за ходом перевода платежей и так далее.

Указанный автор также отмечает, что «скрытая экспроприация может заключаться в угрозе искусственно навязанных местными властями цен на продукцию, выпускаемую в ходе инвестиционной деятельности» [6]. Получается, что подобного рода экспроприация представляет ограничение прав иностранных инвесторов, что уменьшает эффективность инвестированного капитала.

Вместе с тем, в настоящее время в Гражданском Кодексе Российской Федерации указываются только общие положения о национализации, и можно сказать, что в законодательстве РФ отсутствует регламентация проведения национализации собственности, в том числе иностранных инвесторов.

В заключение целесообразно сделать вывод о том, что иностранные инвестиции играют значительную роль в экономике страны, но перед иностранным инвестором возникает множество барьеров при осуществлении инвестиционной деятельности, одним из которых и является риск национализации собственности.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации, принята всенародным анием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 25.12.1993. № 237.

Источник: https://moluch.ru/archive/247/56898/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.